Исполнять в Каире сольную программу с оркестром - заветная мечта любой танцов­щицы. Но если в середине 60-х в Каире насчитывалось порядка 5000 танцовщиц, то сейчас их не более 400 на весь огромный город, и конкуренция очень жестока. Ученица Ракии Хассан Екатерина Щербакова, известная как Катя Эшта, уже 16 лет живет и работает в Каире с неизменным успехом. С сольной шоу-программой в сопровождении собственного оркестра из двадцати человек она выступает в лучших отелях и клубах города. Стратегией успеха и тактикой выживания она делится с читателями журнала «Ориенталь».
Со стороны карьера танцов­щицы в Египте выглядит соблазнительно: роскошная жизнь, роскошные подарки, цветы и аплодисменты, танцы под любимую музыку в изу­мительных платьях, дорогие отели и клубы, собственный оркестр. Хорошо, что все так думают. Ведь это наша рабо­та - дарить людям радость, приятные эмоции. Публике не нужно знать, что это адский труд, творческая неудовлетво­ренность, работа над собой и своим телом и постоянная от­ветственность людей, которые работают с тобой. Зрители не должны задумываться о том, как тяжело достается танцов­щицам их хлеб.

В принципе, уехать на конт­ракт в Египет не так сложно. Но сегодня на родине беллиданса не так хорошо с работой, как раньше. Танцовщиц, рабо­тающих со своим оркестром в пятизвездочных отелях (а это верх карьеры в Египте) практически не осталось. На­логи отбирают > 40% заработка, поэтому даже от хорошей оплаты остается не так много. Сотни девушек танцуют по клубам буквально за гроши.

За престижную работу сра­жаются всеми честными и нечестными способами. Не­которые наши коллеги откровенно демпингуют. Скажем, если обычная ставка на свадь­бе — 3000 египетских фунтов (около $600), то танцовщица, у которой дела идут плохо, мо­жет назначить 1100 или вовсе выступить бесплатно, чтобы ее не забыли. Конечно, это под­рывает рынок. Реально влиять на ситуацию довольно сложно - можно лишь как-то выразить свое неудовольствие. Напри­мер, на одну свадьбу, где я танцевала, моя конкурентка пришла выступить бесплатно. Я решила обозначить свою позицию следующим образом: вместо 45 минут отработала еще столько же, заставив ее сидеть все это время в гримерке и ждать своего выхода. Ког­да она вышла на сцену, гости уже начали расходиться.

Но на некоторые поступки я даже просто не знаю, что отве­тить. Не раз у меня пытались увести музыкантов. Конечно, незаменимых людей нет, но я специально подбирала свою группу, она мне очень дорога. У меня работают красивые и талантливые люди. Прихо­диться платить им намного выше средней ставки, чтобы их удержать, но оно того стоит.

Несмотря на все трудности, попробовать работать на кон­тракте надо. Вы узнаете, чего вы на самом деле стоите, над чем вам нужно работать. В России есть очень хорошие танцовщицы, которым стоит съездить на контракт в араб­ские страны. Лично я, когда судила конкурс Лиги профес­сионалов восточного танца в 2005 году, для себя отметила Ирину Иванову, Латифу и Софию Саркисян

В принципе, нет ничего за­зорного в том, чтобы в начале карьеры работать не в пяти­звездочном отеле. Такой опыт даже необходим, потому что дает бесценный навык налажи­вания контакта со зрителем. В пятизвездочном отеле ми­нистр, пришедший отдохнуть, не будет громко выражать ни свое неудовольствие, ни свой восторг, а простые люди очень живо реагируют на каждый жест танцовщицы. Вы вырас­тете эмоционально в плане танца, однако не стоит задер­живаться больше чем год-полтора на такой работе.

Чтобы попасть с пятизвездоч­ный отель, вам нужен продю­сер - на время контракта это ваш папа и мама. Он пригла­сит для вас оркестр, займется финансами и орг. вопросами. Слушайтесь своего продюсера! Этот человек заинтересован в том, чтобы вы зарабатывали больше денег. Самое страшное, что может случиться - это поссориться со своим продюсером. Самая прекрасная карьера может рассыпаться как карто­чный домик. К примеру, одна моя коллега в свое время воз­желала выйти замуж за сына своего продюсера, а так как в обществе непростое отношение к танцовщицам беллиданса, то ее намерения послужили при­чиной ссоры танцовщицы с про­дюсером. В одночасье перед ней закрылись все двери хороших заведений. Хоть мы и являемся людьми искусства, нам нужно крепко стоять ногами на земле и с хорошим расчетом строить свое имя и карьеру.

Необходимо заботиться о сво­ем имидже не только на сцене, но и в жизни. Вы должны быть настоящей мадам, блистатель­ной и недоступной. Только большие звезды могут позволить себе маленькие слабости и скандалы в личной жизни. Подарки принимайте с устной благодарностью, не более. Вас благодарят за искусство, а актриса может себе позволить принять все,что угодно без обя­занности отдариваться собой. Бывают, кстати, удивительно приятные подарки: однажды мне подарили песню. Я и сей­час танцую под нее в своей программе. Это очень дорогой подарок для меня.

Если вам удалось дойти до вершины карьеры, вас принял и одобрил зритель - не рас­слабляйтесь и не заболевайте звездной болезнью! Иначе вы не удержитесь наверху. Я ра­ботаю в Египте шестнадцать лет. Если бы я решила, что я совершенство, то кончилась бы как танцовщица очень быс­тро. Я постоянно работаю над собой, над своей программой. Конечно, жизнь здесь бывает такой тяжелой, что иногда хо­чется все бросить. Но мысль о том, что я содержу свою труппу и несу за них и их семьи ответс­твенность, всегда возвращает меня к жизни. В ней я нахожу силы, чтобы поднять голову и идти вперед.


Катя Эшта для журнала "Ориенталь", июль 2010